Обзор Вита Ценева о видео-семинаре Филлис Даен

cкопировано с Psyberia.ru

Не так давно мы с вами говорили о программе «Интегратор движений глаз», помогающей с помощью нехитрых глазных упражнений разрешить многие психологические проблемы.

Признаюсь, что этот метод сильно меня заинтриговал: во-первых, я на себе потренировался и оценил, а во-вторых, дал попробовать нескольким своим знакомым. Эффект у всех очень разный, но в одном все сходятся: эффект, безусловно есть, и эффект много выше, чем могло показаться перед началом сеанса.

Одного недостает: четкого понимания, что делать в тех или иных случаях. Ну, например, как быть, если клиент не может представить себе картинку, не может поместить её в рамку. А если клиент чувствует злость, раздражение, – что делать?! И надо ли доводить сеанс до конца, если клиенту «поплохело», – или лучше прекратить!? Вопросы, вопросы и вопросы.

На вопросы хорошо бы получить ответы, а поэтому отправился я на семинар Филлис Даен по технике Десенсибилизация движений глаз. Филлис Даен (США) – доктор психологии и клинический психолог-практик, профессор Института психологии (Вирджиния). Она ведёт семинары по технике Фрэнсин Шапиро – ДДГ (десенсибилизация движений глаз). Как раз то, что «доктор прописал».

Нет, погодите, отправился – это будет громко сказано. Если я и отправился, то поближе к телевизору: семинар Ф. Даен записан на видео, почти шестичасовой практикум по ДДГ на двух кассетах. Купил кассету – как будто на семинаре побывал. Содержание одно, а вот по цене сурово выгоднее: и если реальный семинар хорошего уровня может стоить от 100 до 300 долларов (и выше), то цена видеоматериала, в среднем, – всего 10 долларов.

Плюс комфортнее: прервал в любой момент, остановил, перемотал, вернул всё сначала (на реальном семинаре – не перемотаешь и не остановишь). И время ты выбираешь то, которое тебе удобно (лично я ночью смотрел, ибо сова, это самое моё время).

А особенный кайф в том, что записывать (в тетрадку, на диктофон) ничего не надо: кассета и есть – конспект или раздаточный материал, в любой момент включил, пересмотрел и восстановил в памяти.

Ну и, наконец, важно то, что я живу – в Новосибирске, а Филлис Даен вела семинар по ДДГ в Москве. Она вряд ли поедет в Новосибирск, – а я ради этого вряд ли поеду в Москву.

Семинар Филлис Даен длился около шести часов. Не знаю, как в «реале», а на видеокассете там нет никакой воды, одна сплошная практическая часть, процессуальные инструкции, советы по использованию ДДГ и выполнение упражнений. После семинара – большая часть вопросов по использованию Интегратора (и о методе Шапиро в целом) исчезла сама собой. Об этом мы и поговорим.

Подготовка клиента к работе

Во-первых, ваш клиент не должен оставаться в неведении относительно сути происходящего. По разным причинам. Хотя бы потому, что клиент, в сущности, всегда должен понимать, что с ним собираются делать, – это нормальный цивилизованный подход. Во всём мире принято заключать терапевтические контракты, где оговариваются сроки терапии, методы терапии. К тому же важно помнить о том, что в цивилизованных странах клиент, обращаясь к психотерапевту, частично или полностью оплачивает свои визиты страховкой. А поэтому весь терапевтический процесс там строго формализован.

Во-вторых, подготовка клиента к работе – это первый шаг на пути кооперации терапевта и клиента, начала их партнерства. Терапевту важно убедиться, что клиенту комфортно: где лучше сесть, на каком расстоянии, как лучше сесть, какую позу занять, и так далее.

И если в начале работы выясняется, что клиента раздражает цвет обоев, вид из окна, если неудобны кресла, если ему душно, – то психотерапевт обязан позаботиться о том, чтобы избавить клиента от негативных ощущений. Иначе вся терапия может пойти коту под хвост.

Шкала тонов эмоционального переживания проблемы

Если терапевт в процессе (или по её окончанию) терапии спросит у клиента, как он теперь себя чувствует, то клиент попадает в сложную ситуацию: как оценить то, что было – до, и что стало после. Допустим, он сказал: «Мне гораздо лучше». Что это значит? В сущности, ничего. Может быть, он выйдет за дверь, и на него опять навалится вся его хворь и хрень.

В ДДГ эта проблема кардинально решена: клиенту предлагается метрическая система для оценки своих текущих эмоциональных состояний. Это позволяет терапевту увидеть всю динамику терапии и меру ее успешности. Это дает возможность клиенту сделать свои субъективные переживания терапии (как ему стало) более-менее объективными и наглядными.

Делается это очень просто. Допустим, у клиента есть проблема, которую он хочет решить. На что терапевт предлагает ему простейшую шкалу, от одного до десяти. На единице там абсолютное спокойствие, на десяти – абсолютное беспокойство (страх, ужас, тревога и так далее). Нужно соотнести свою проблему с этой шкалой: какое деление она займет? Пять? Семь? Девять?

На семинаре Ф. Даен тренировочное упражнение реальной проблемы клиент сначала оценил в 9 баллов, а в конце терапии (от силы – десять минут) – не более чем 2 балла. Впечатляет!

Таким образом, и клиент, и терапевт получают наглядный результат: что было в начале и что стало в конце. Терапевту уже не надо додумывать и догадываться, что могут значить слова клиента о том, как «ему стало». В ДДГ такая «шкала проблемы» – это обязательный элемент терапевтического процесса.

Подготовка визуального материала

В программе «Интегратор движений глаз» вы должны поместить некоторую негативную картинку из вашего опыта в центр движущейся фигуры.

Напоминаю, что, согласно теории ДДГ, наши травматические переживания – это изолированные нейронные цепочки, которые не включены в общий психический опыт. Как следствие, при рестимуляции травмы человек не может использовать все имеющиеся в его распоряжении ресурсы и возможности, ибо к ним просто-напросто закрыт доступ. ДДГ расшатывает изолированную цепь травмы, она содействует «сращиванию» нейронной зоны негативного опыта с остальными ресурсами.

Как только это происходит, травматическое беспокойство теряет свою силу, перестает нас тревожить или вообще исчезает полностью.

В терапии ДДГ поразительно то, что психологу вообще не обязательно знать о том, какую проблему хочет решать его клиент. Это не следует понимать так, будто ее не нужно знать вовсе.

Слова «нужно» или «не нужно» здесь неуместны. Если в процессе работы (в начале её) клиент проявит свою проблему, то это нормально, и его проблема поддается лечению. А если никак не проявит, то и это тоже нормально, – и проблема также может быть решена.

В терапии ДДГ наиболее важно то, чтобы клиент видел свою проблему. И это не образное, а самое буквальное описание: клиент должен увидеть и видеть то, что ему мешает жить.

Например, если клиент говорит, что – «его девушки не любят», – то терапевту необходимо помочь ему увидеть картинку (слайд или даже фильм) того, как именно его не любят. Он должен видеть свою проблему, а не думать о ней или интерпретировать ее.

Как правило, подготовка «проблемной» картинки (образ, воспоминание) не составляет для клиента особого труда. Но если он не может сделать это, то начинать терапию – зря время потерять. Необходимо сначала научить его создавать картинки, и только тогда, убедившись в положительном результате, можно начинать терапию движениями глаз.

Филлис Даен говорит об этой проблеме (неумение создавать картинки), но сильно в неё не углубляется. Думаю, причина такой поверхностности очень проста: эта тема картинок хорошо разработана в НЛП, и, при желании, все необходимые техники можно извлечь оттуда.

Зато Даен рассказала то, чему я сперва не мог найти ответ. Дело в том, что у программы Интегратор движений глаз есть буржуинский собрат. Для нас он не подходит: английский язык, во-первых, и, во-вторых, он существенно дороже нашей разработки. Но у собратика есть одна весьма любопытная «фича»: это специальные девайсы (устройства), которые клиент держит в руках. Зачем он их держит, непонятно. А Филлис Даен объяснила.

Тактильный тренинг ДДГ

Это, в первую очередь, касается тех клиентов, кто (согласно определению НЛП) обладает – кинестетической (телесной) репрезентативной системой. И если им трудно представить «проблемную картинку», то они не менее эффективно могут работать, «расшатывая» свои телесные ощущения. Девайсы берутся в обе руки, на контакты подается сигнал, который клиент ощущает: поочередно – на один, на второй, на один, на второй. Эту практику уже и не назовешь ДДГ (десенсибилизация движений глаз), это, наверное, уже ДДО (движения ощущений), или как-то в этом роде.

Филлис показала нам и более простой метод, без всяких научно-технических приборов: в этом случае терапевт садится напротив клиента и поочередно похлопывает его по ногам (чуть выше колена) – по одной, по второй, по одной, по второй, в быстром темпе (это от двух до четырех похлопываний в секунду).

То же самое можно проделывать с аудиалами (слуховиками, звуковиками): им поочередно подается звуковой сигнал, то в правое, то в левое ухо.

В английском варианте учли и этот вариант: вам отдельно придется покупать приладу для «послушать» и специально написанную звуковую продукцию.

Возвращаемся к нашим картинкам. Как только клиент подготовил проблемную картинку, можно начинать работать. И тут начинается самое интересное. Ну, братья и сестры мои, я доложу вам: Копперфильд просто отдыхает!

Терапия движениями глаз

Вообразите себе на минутку, что к терапевту пришел клиент и жалуется ему на проблему. Давайте представим, что клиент и есть проблема – его руки и его ноги, его голова, все его части тела – это проблема. В каком-то смысле слова так оно и есть. В ногах проблема, и в руках проблема, и в голове, разумеется, проблема. Одна сплошная проблема.

Перед психологом стоит непростая задача: сделать так, чтобы все эти руки, ноги и голова из проблемы превратились в решение. И тут психолог делает очень любопытный кульбит, достойный лучших фокусников нашей эпохи: он просит клиента найти видение решения проблемы для того, чтобы как следует её решить.

Вот смотрите: допустим, клиент сидит на стуле, и его правая нога – это его проблема, и левая нога – тоже проблема. А психолог говорит: батенька, я готов вам помочь, но для этого вам нужно представить себе, что ваша левая нога – это проблема, а правая нога – успешное ее решение. Как только вы это представите, я смогу эффективно вам помочь.

Представили? Вообразили? Видите это ясно и отчетливо? Очень хорошо. А теперь начнем упражнения: сначала топнем один раз левой ногой, хлопнем по ней рукой и скажем вслух: «Проблема». А потом топнем правой ногой, хлопнем по ней правой рукой и скажем вслух: «Решение». И так 24 раза. Поехали.

Клиент послушно топает, хлопает и говорит. После чего терапевт спрашивает: как сейчас ты себя чувствуешь, сын мой ненаглядный? Клиент чешет лоб и перепозиционирует свою проблему по «шкале тонов». Она была 9 баллов, а теперь только – 6 баллов, или даже – 5 баллов. Вау! Её явно стало меньше, проблемы. Колдовство! Шаманство! Чудеса! Фантастика!

Психотерапевт не спрашивал, что за проблема у клиента. Он не проводил психоанализ. Не подвергал его разным сложным техникам. Чуток потопали, похлопали, проблема уменьшилась в размерах. За несколько минут. Что за чертовщина? Вы поняли что-нибудь?

А фокус вот в чем. Клиент притопал к терапевту, и его левая нога, и его правая нога – это проблема. Терапевт просит сделать правую ногу решением: давай, мы с тобой подумаем о том, что твоя правая нога – это решение твоей проблемы, и тогда я смогу тебе помочь. Это можно выразить математически, простой формулой. Смотрите:

Клиент приходит в условном состоянии (–1). Терапевту нужно предложить ему не менее (1), чтобы сумма была равна (0) и проблема нейтрализовалась.

Если клиент не приходит к терапевту, то он остается в состоянии (–1). Если терапевт (0), то клиент также остается (–1) и ему не помогает терапия.

Психотерапевт же в ДДГ представляет клиента не как (–1), а как (–1) + (1). Волшебным образом клиент из состояния «минус проблема» – переходит в состояние «минус проблема, плюс решение». Без всякого реального участия психотерапевта! Получается формула ДДГ:

(–1 + 1) + 0 = 0

Где одно слагаемое (–1 + 1) – это наш клиент, второе (0) – это терапевт, и, наконец, сумма (0) – разрешенная проблема (перестаёт беспокоить). Если при этом психотерапевт еще и чуток поработает (1), то клиент уйдёт от него в состоянии эйфории.

Только вы, ради бога, не подумайте, что это Филлис Даен нам на семинаре рассказывала: это я – так понял и осмыслил процессинг ДДГ. Клиенту этого знать не нужно, да и терапевту не обязательно, а то еще подумает, что это надувательство или шарлатанство. Не надо этого. Всё по-честному.

Возникает вопрос: а при чём здесь, собственно, ДДГ? И почему в этом случае не просить клиента представить себе решение проблемы (ведь в НЛП это делается): пусть сам тогда и решает её, если всё так просто, да?!

Нет, не да. И если ставить задачу буквально (подумай и вообрази, решение есть в тебе, есть ресурсы, есть возможности), то клиент, скорее всего, этого не сделает. Чтобы он, скажите на милость, тут делал, если бы знал, каким оно может быть, его решение, его избавление от тревоги, страха, подавленности, негативных воспоминаний? Он не знает, и он уверен в том, что не знает. Он упрямо не знает, как можно избавиться от всего этого, – поэтому он и здесь.

Поэтому наш терапевт идёт на тактическую хитрость: он представляет клиенту цель (решение проблемы) средством (для решения проблемы).

Он предлагает клиенту решить проблему для того, чтобы решить проблему. Во как! Он предлагает ему сделать нечто, чтобы начать решать проблему. Клиент честно выполняет поставленную задачу (ему не предлагают решить проблему, а всего лишь подготовиться к её решению), и цель достигнута. Факир был трезв, и фокус получился.

Процесс десенсибилизации

После того, как клиент наполовину решил свою проблему, – её можно начать решать. Ф. Даен рекомендует занять позу «наискосок» от клиента: то есть, не «колени в колени», и «глаза в глаза», а наискосок. Клиенту так комфортнее.

Впрочем, это необязательная поза. Плюс ко всему, вы уже знаете, что клиенту нужно помочь найти наиболее комфортное состояние, и он сам определит, как ему лучше всего.

В программе «Интегратор» клиенту достаточно следить за тем, как двигается фигура. Но в реальной (человек-человек) психотерапии терапевту приходится двигать рукой, а клиент следит за рукой глазами, не поворачивая головы. Влево, вправо, влево, вправо, влево, вправо.

На вопрос о том, есть ли рекомендуемое число движений в первом сеансе? – Филлис Даен посоветовала для начала делать 24 движения. Цифры, как вы понимаете, относительные, и в промежутках между сеансами можно уточнять у клиента, как он себя чувствует, и что он хочет изменить к лучшему так, что ему будет ещё комфортнее.

Шкала тонов позитивного ощущения

Если проблемное ощущение (картинка, воспоминание или мысль) поддаётся оценке на шкале проблемы, – тогда логично предположить, что ресурсная картинка тоже оценивается. На начальном этапе терапии ДДГ она может представляться как нереальная, – но к концу она может оказаться более правдоподобной, чем сама реальность.

Поэтому, абсолютно закономерно, что позитивный результат оценивается немного в иных критериях: например: «Истинно – нереально». И пока клиент придумывает решение своей проблемы, это новое состояние и видение еще не есть часть его самого, оно отчуждено от него. Но по мере интеграции проблемного опыта, включения его в общие нейронные цепи жизненного опыта, приобщения к ресурсам, – клиент постепенно ощущает истинность его придуманного ресурса, начинает переживать его реально, как часть самого себя.

Проблема постепенно уменьшается в размерах и перемещается по шкале тонов проблемы в сторону минимизации, – а решение, напротив, становится более осязаемым и выпуклым, перемещаясь по шкале решения в сторону истинности и реалистичности.

Таким образом, и клиент, и терапевт могут наблюдать не только за тем, как уменьшается негативное состояние, но и затем, как усиливается позитивный результат.

На демонстрации метода Ф. Даен делала три «прохода», предлагая клиенту переоценивать на каждом «антракте» положение проблемы на шкале тонов проблемы и положение решения на шкале тонов решения. Это обязательная часть процедуры ДДГ.

Концепция посттравматического переживания с позиции ДДГ

В статье о программе «Интегратор» я говорил о том, что изолированные нейронные цепи травматического опыта должны быть включены в общие цепи нейронных ресурсов.

И это нужно понимать не только нейрофизиологически (что мы, якобы, что-то делаем, а в нашей голове что-то полезно изменяется в лучшую сторону), но и буквально.

То есть, наш травматический опыт (воспоминания, ощущения или картинки) – самым буквальным образом должны слиться со всеми остальными нашими переживаниями и воспоминаниями.

Суть посттравматического синдрома заключена в том, что человек изо всех сил пытается изолироваться от воспоминания о травматическом событии.

Забыть, затоптать поглубже в самые потаенные уголки себя, – и никогда не воспоминать, не притрагиваться к этому. Не очевидно, что первично и что вторично: то ли отчужденные нейронные цепочки вредного опыта возникают потому, что человек пытается спрятаться от их переживания, а то ли он пытается спрятаться от них, потому что так организован его нейронный опыт. Причинно-следственную связь установить сложно.

Но ясно одно, что представления о психологической травме и представления о нейронной изоляции (в ДДГ) – совпадают полностью с точки зрения терапии: негативный опыт нужно интегрировать в остальной опыт, а не «стирать» его, не подавлять и не разрушать. Чуток перефразируя тезис из эриксоновского гипноза, можно сказать, что ресурсов для решения проблемы всегда больше, чем «проблемных ресурсов». Независимо от интенсивности той или иной проблемы, ее интеграция в общий банк психических ресурсов позволяет делать оптимистичный прогноз о том, что позитивный результат будет достигнут.

О позитивном результате

Как я говорил выше, лечебный процесс (медицинский или психологический) всегда лежит на контроле у страховой компании. Ни одна страховая компания не будет платить деньги за туманный или неочевидный результат.

В страховой компании есть эксперты, которые решают, что работает, и что не работает, что подлежит страховке, и что не подлежит.

Помните, как это в фильме «Бойцовский клуб»?! Если цена урегулирования вопроса меньше, чем цена доработки дефектного автомобиля, то доработки не будет.

Так вот, если вы намерились отправиться к психотерапевту, то у вас есть выбор. Если вы хотите посетить какого-то очень определенного специалиста, то может оказаться так, что его услуги не подлежат страхованию, и клиенту придется платить из своего кармана. Если клиент не хочет этого делать (платить), он обязан обратиться к тому психотерапевту, кто практикует подлежащий страхованию метод, например, психоанализ.

Я это к чему? А к тому, что метод ДДГ в США застрахован практически во всех штатах, – и, таким образом, услуги терапевта ДДГ оплачиваются страховой компанией, а не карманом клиента. Значит, и «там» решили, что метод ДДГ очень эффективен, и рекомендуют его к повсеместному применению.

Терапия ДДГ у детей

Отдельный большой блок семинара Филлис Даен посвящен использованию метода ДДГ в работе с детьми.

Я не являюсь детским терапевтом и не работаю с детьми, так что долго о детском ДДГ рассказывать не буду. Хотя, признаюсь, просмотрел с большим интересом.

При работе с детьми важно диагностировать посттравматический синдром, который проявляется в целом ряде специфических симптомов. Перечислим их:

  • Очень слабое проявление эмоций или же полное их отсутствие, на протяжении долгого времени (или повторяющееся эпизодически), отсутствие интереса к чему бы то ни было.
  • Снижение успеваемости, проблемы с концентрацией внимания.
  • Ребенок никак не проявляет себя во взрослом мире, очень редко напоминает о себе, меньше (очень мало) стремится к общению со взрослыми, замыкается.
  • У него появляется очень избирательное отношение к стимулам: от сверхценного к одним до равнодушного к другим.
  • Затруднения с телесными реакциями в коммуникациях, выражая свои эмоции: кажется, что ребенок не может сделать какой-то жест и занять некоторую позу, некоторые жесты имеют незавершенный характер. Могут наблюдаться некие признаки «борьбы с собой», – либо в актах выражения своих мыслей и чувств, либо в попытках пресечь какое-то собственное действие.
  • Заниженная самооценка, приуменьшение своей значимости.
  • Признаки «раздвоения личности», ребенок перевоплощается в кого-то другого (а потом снова возвращается в своё «нормальное состояние»).

Филлис Даен подчеркивает особенную важность переработки травматических событий в психике у ребенка, и вот почему. Дело в том, что у взрослого весь опыт уже сложился, он полностью сформирован. Но у ребенка картина мира еще только формируется, и в случае травмы ее переживание – ложится в основу его деструктивных представлений о мире.

С остальным вы сможете познакомиться на видео-семинаре Филлис Даен. Показания ДДГ в работе с детьми, особенности моделирования позитивных представлений (у детей здесь больше трудностей, чем у взрослых), «шкала тонов» (детям – труднее давать абстрактные оценки своего эмоционального состояния), роль родителей в посттравматической терапии ДДГ, практика конструирования метафор и сказочных историй для ребёнка, и многое другое.

Амплитуда процесса десенсибилизации

Как говорят, лучше один раз подсмотреть, чем сто раз подслушать. Но показать я не могу, при всем желании, показать вам, как выглядит процесс, то попробую его описать.

Итак, терапевт садится напротив клиента, расстояние между ними (от колен до колен), по моим ощущениям, около 20-30 сантиметров. Как я говорил выше, Даен садилась наискось от клиента, в его «правом поле зрения» – и это тоже имеет смысл, взгляд вправо помогает конструировать желаемые решения, позитивные картинки, представлять будущее. Нужно также помнить, что клиент сам может определить желаемую расстановку и расстояние.

После того, как все предварительные вопросы проработаны (комфорт и удобство клиента, объяснение ему сути происходящего, выяснение возможных трудностей и поиск решения, шкалы тонов для «проблемы» и «решения»), – терапевт начинает пассы ДДГ.

Рука поднимается вверх, на уровне лица клиента, на расстоянии от его лица примерно 50 сантиметров. Могу дать примерные цифры амплитуды (от права – влево, от лева – вправо) движений руки: от плеча клиента до плеча клиента или чуть меньше. Со стороны это выглядит так, как будто партийный лидер приветствует своих сородичей с трибуны (помните этот жест?). Только если лидер помахивает рукой, обращенной раскрытой ладонью к зрителями, то в ДДГ это слишком размашисто: кисть руки надобно свести в лодочку, чтобы клиенту легче было на ней сфокусироваться.

Естественные аналоги терапии ДДГ

В прошлом материале по «Интегратору движений глаз» я говорил вам, что сон является естественной терапией ДДГ: когда мы видим сны, то наши глаза быстро-быстро двигаются, – и этот процесс, возможно, обладает спонтанным терапевтическим действием.

Ой, кстати! Ведь это косвенно говорит в пользу того, что процесс появления изолированных нейронных участков нашего травматического опыта «зависит» от нас самих. Чем больше мы отчуждаемся от травмы, тем больше мы ее нейрофизиологически «консервируем». А во сне пытаемся разрушить ее или, по крайней мере, уменьшить ее реактивность.

Но после семинара Филлис Даен мне стало ясно, что аналоги ДДГ есть и в бодрствующем состоянии. В сущности, это всё то, что имеет амплитуду, всё что «вынуждает» человека за ней наблюдать. Слово вынуждает – я поставил в кавычки, потому что человек сам желает это делать, следить глазами за амплитудой движения.

Навскидку: аквариум и метроном, «мобили» и маятниковые часы. Человека эти движения почти гипнотизируют, завораживают (метроном, как вы знаете, частый гость в гипнозе, да и для засыпания им нередко пользуются).

АквариумМаятниковые часы

Наблюдение (движения глазами!) за аквариумом обладает успокаивающим действием, его часто рекомендуют ставить дома (или в офисе) – именно для таких целей.

То есть, в естественных аналогах ДДГ (возможно, вы вспомните и другие) процесс, – даже если он не наполнен никаким содержанием и целью (это переструктурирование психического опыта, это интеграция травматических эпизодов в общий «склад» опыта), имеет действенный эффект.

А если еще и наполнить его каким-то содержанием, поставить перед собой задачу психологической переработки? Что тогда? Вероятно, эффект будет еще больше?!

Об этом видео-семинаре и не только

Как мог, я постарался вам рассказать о терапии ДДГ, тонкостях и нюансах её применения. Лучше, больше и подробнее об этом расскажет сама Филлис Даен, но в этом случае вам нужно посетить её семинар по ДДГ. Или купить учебный видеофильм по семинару и «побывать» на нём у экрана своего телевизора. Последнее – удобнее, комфортнее, и дешевле. Это мой выбор.

Комментировать:

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s