Интервью с Долорес Москуэра о лечении расстройств личности и травм

Интервью с Долорес Москуэра о лечении расстройств личности и травм.

Транскрипт интервью и перевод на русский язык www.emdrrus.com

Что необходимо для хорошего лечения расстройства личности?

Сострадание, умение справляться с сильными эмоциями. Умение проводить супервизии, работать в команде. И любопытство. Действительно желание понять. Я думаю, вот это важно.

То есть, многие терапевтические подходы содержат в себе эти основные компоненты?

Я думаю, что мы применяем одинаковые интервенции в разных подходах, но используем разные названия для своей работы. Разные авторы пытались объяснить сущность нашей работы в течение длительного времени, оказывая на нее непосредственное влияние. Что-то мы понимаем более ясно сейчас.

Из чего состоит ваш терапевтический подход?

На меня оказали влияние многие подходы. Я включаю в работу КБТ, терапию, основанную на ментализации, схема-терапию, но в основном работаю в EMDR.  Я интегрирую в работу все из модели EMDR.

Что необходимо знать начинающим терапевтам при работе с расстройствами личности?

Иметь представление о комплексной соматизации, понимать, что такое внутренний конфликт. Что это не просто импульсивные реакции или нестабильные изменения, а более сложное состояние в тяжелых случаях. Мне действительно необходимо понять, что происходит внутри, чтобы иметь представление о том, что происходит снаружи и почему.

На что необходимо обращать внимание терапевтам при идентификации травмы?

Я говорила, что критерий девять* игнорируется больше всего, но я всегда упоминаю вторую часть – тяжелые диссоциативные симптомы. Например, терапевтам хорошо знакома подозрительность, а диссоциацию они не так хорошо распознают. Думаю, с самого начала нам действительно нужно исследовать эти аспекты.

Когда нужно начинать лечить травму?

Нам следует пытаться исследовать любую травмирующую ситуацию с самого начала работы, но если мы замечаем, что клиент не справляется с работой, становится психотичным, переполняется чувствами или его речь становится бессвязной, — это возможные сигналы о том, что клиент еще не готов работать с травмой.  Поэтому нам нужно следить за языком диссоциации, чтобы мы смогли помочь им двигаться в травму постепенно.

Почему при работе с молодыми клиентами важно проводить интервенции на ранней стадии?

С одной стороны, работа усложнена тем, что иногда у молодых людей нет такой способности к инсайту, а с другой, с ними работать легче – им легче вернуться к обычной жизни, вернуться в школу или начать общаться с людьми.  Более длительная работа происходит с клиентами, которые находились в таком состоянии дольше. Поэтому я стараюсь быть честной, когда меня спрашивают о времени, говоря, что не знаю, сколько времени потребуется для улучшения их состояния, но я знаю наверняка, что им обязательно станет лучше.

Можете объяснить, почему так необходимо «оставаться любопытным» в терапии?

Не знаю точно, но очень часто меня спасало мое желание понять, что в действительности происходит с клиентом, делающим что-то, в чем я не вижу здравого смысла, когда я могла оставаться заинтересованной и любопытной. То есть, я становилась любопытной, спрашивая себя, «вот это да, а что же там происходит?» Это может очень помочь нам. Так можно избежать суждений и поспешных выводов.

Перевод с англ. – Вероника Смит.

Примечание EMDRRUS *- «Критерий девять» — имеется ввиду 9 критериев пограничного личностного расстройства в DSM-5, F60.3 – 9-й критерий – «Временные, связанные со стрессом параноидальные идеации или тяжелые диссоциативные симптомы».

17-18 февраля 2018 г. в Москве Долорес Москуэра проведет семинар «Терапия диссоциативных расстройств в EMDR»