Развитие и укрепление состояния внутреннего взрослого


СТАТЬЯ
Как мы конструируем взрослое «я», способное адекватно реагировать на внутренний опыт и требования жизни? В этой статье приведено руководство по облегчению этого процесса у наших самых сложных клиентов.
Автор: Арун Мансухани (Arun Mansukhani)

Арун Мансухани считает задачей всей жизни для каждого из нас построение взрослого «я»,способного адекватно реагировать на внешние требования, и в то же время сохраняющего связь с нашей самой сокровенной внутренней обработкой эмоций. И дает практические рекомендации, как мы можем облегчить этот процесс у самых сложных наших клиентов.
В каждом настоящем мужчине спрятан ребенок, который хочет играть
Фридрих Ницше
Введение
Мы считаем само собой разумеющимся, что каждый взрослый, то есть достигший хронологического взрослого возраста, человек, пребывает в соответствующем взрослом состоянии, в котором он способен, по крайней мере, большую часть времени, здоровым образом взаимодействовать с самим собой и с окружающими. К сожалению, в некоторых случаях это всего лишь предположение.

Построение себя и построение здорового мира взаимоотношений представляют собой два параллельных процесса, которые путем интеграции различных аффективных систем приводят к развитию скоординированного и функционального состояния взрослого. Но это долгий и чувствительный процесс, который может быть легко нарушен неблагоприятными жизненными событиями.

Когда все идет хорошо, мы имеем дело со взрослыми, которые могут реагировать как на внутренний, так и внешний мир, способны быть в контакте с собственными потребностями, и при этом чутко реагировать на потребности других людей и на требования окружающей среды. Другими словами, взрослые, которые способны действовать, как взрослые, и открыто, то есть вовне, так и «скрыто», внутри себя.

Для этого требуется способность демонстрировать поведение внешнего взрослого, а также регулирование внутреннего взрослого. Когда в этом процессе возникают сбои, взрослый вынужден бороться с требованиями и запросами своего внешнего и/или внутреннего мира.

Мы можем думать о психологических вмешательствах, направленных на два взаимосвязанных процесса у наших клиентов: способность достичь сбалансированных отношений с внешним миром и, в то же время, сбалансированных отношений с собственным внутренним миром. Оба процесса требуют здоровое и функциональное состояние взрослого у наших клиентов.

Многие клиницисты в настоящее время работают непосредственно с состоянием взрослого. Эта статья пытается предложить концептуальное рамки и некоторые конкретные рекомендации, как укрепить, усилить это состояние у наших клиентов.

Он основан на моем собственном клиническом опыте и опыте моих коллег и других специалистов, а также на работах известных авторов и прекрасных клиницистов, таких как Арне Хоффман, Джим Найп, Роджер Соломон, Эндрю Лидс, Долорес Москуера и Франциска Гарсия, и многих других. Я подозреваю, что почти все, что представляет интерес в этой статье, исходит, прямо или косвенно, от них. А ошибки должны быть приписаны исключительно мне.

Начну с объяснения внутренних состояний и того, как оптимальное развитие ребенка приводит к гармоничному и здоровому состоянию внутреннего взрослого. После этого я проанализирую два наиболее частых типа нарушений, которые могут иметь место в этом процессе и ожидаемые результаты в обоих случаях. Это приведет к описанию двух групп пациентов, которым будут полезны открытые вмешательства в состояние взрослого, и уделю особое внимание второй группе, возможно, более трудной для идентификации. Наконец, я предложу некоторые конкретные рекомендации, как способствовать развитию состояния взрослого в терапии, и завершу статью описанием RDI для состояния взрослого.
Внутренние состояния
Внутренние состояния могут быть концептуализированы как ментальные представления, которые определяют внутреннюю активацию и нашу когнитивную и аффективную оценку ситуаций. Мы перерабатываем и реагируем на внешние раздражители из этих внутренних состояний. Таким образом, поведение в значительной степени определяется именно ими.

В разных подходах психотерапии используется термин «состояние ребенка», относящийся к внутреннему репрезентативному состоянию, когнитивные и аффективные активации и модели поведения которого были усвоены в детстве и после этого не были модифицированы. Когда это внутреннее состояние активируется во взаимодействиях взрослый-взрослый, это обычно приводит к контрпродуктивному и дисфункциональному видам поведения. Аналогичным образом мы можем представить и развитие в течение жизни состояния взрослого.

При активации это состояние взрослого позволяет человеку оценивать ситуацию более по-взрослому, и, следовательно, обеспечивает более адекватное поведение в ответ на взаимодействие взрослых. Для развития этого состояния взрослого при воспитании ребенка должны выполняться некоторые требования.
Развитие состояния взрослого
По мере того, как дети растут в регулируемой и здоровой среде, они постепенно знакомятся с физическим, и, в основном, реляционным, относительным, миром, который их окружает, позволяя им тестировать и развивать новые копинг-способности. В идеале процесс тестирования и развития новых копинг-способностей к преодолению трудностей происходит в три шага (этапа):

1. Шаг 1 – В безопасной зоне: ребенок находится в знакомой обстановке, без вызовов, где ему комфортно и спокойно, с регулируемыми и регулирующими фигурами привязанности. Нет приобретения новых копинг-способностей как таковых, но ребенок находится в безопасности благодаря навыкам взрослого, присутствие которого является своеобразным буфером ситуации.

2. Шаг 2 – В зоне вызова: ребенок использует присутствие взрослого, обеспечивающего заботу, в качестве безопасной базы для исследования несколько более сложной социальной и физической среды, выходя из зоны комфорта и попадая в более сложные зоны. Ребенок во время этой фазы имеет более высокие уровни активации, но в то же время учится новым копинг-стратегиям, которые помогают ему / ей преодолевать новые трудности.

3. Шаг 3 – Возвращение в безопасное место: получив опыт действия в окружающем мире и опробовав новые возможности, ребенок возвращается к комфорту и регуляции, позволяя своей нервной системе деактивироваться и возобновить регулируемый гомеостаз.

Если смотреть с позиций теории Пиаже (линза Пиаже), Шаг 2, выход из зоны комфорта и развитие новых способностей, приводит к их усвоению. Но затем ребенку требуется Шаг 3, возвращение к регуляции и спокойствию, чтобы произошел второй процесс Пиаже: интернализация этих новых способностей, чтобы сделать их частью себя. Это танец, перемещение между зонами комфорта и более трудной зоной, имеет важное значение для благополучия и здорового эмоционального и психического развития. Это дает возможность ребенку развивать и интегрировать новые навыки и способности к копингу (навыки справляться с новыми ситуациями), приобретать привычку сталкиваться с различными физическими и социальными условиями и улучшать концепцию себя, самооценку и чувство свободы воли.

Так же, как Шаг 2 важен для приобретения новых поведенческих и реляционных способностей, Шаг 3 необходим для развития навыков внутренней регуляции и спокойствия, которые, в свою очередь, помогают интернализировать оба набора навыков с формированием гармоничного внутреннего репрезентативного состояния.

Чтобы контакт ребенка с миром был конструктивным, должны быть выполнены два ключевых требования:

1. Эти «вторжения в мир» должны быть постепенными и, используя термин Выготского, должны находиться в зоне ближайшего развития ребенка: приобщение к навыкам, которые ребенок может приобрести с помощью более опытного человека.
2. Эти «вторжения» должны быть ограничены во времени, позволяя ребенку вернуться к регуляции прежде чем он(а) почувствует себя подавленным или уставшим и подавить внутреннюю активацию, чтобы продолжить развивать навыки копинга.

Выполнение этих двух требований полностью зависит от присутствия, чувствительности и настройки взрослого, заботящегося о ребенке, который выступает в качестве буфера между социальным и физическим миром и ребенком. Иногда взрослый будет поощрять ребенка сталкиваться с проблемами, с которыми он /она не хочет сталкиваться, помогая при этом ребенку оставаться в регулируемом состоянии.

Такой взрослый может также помочь ребенку узнать, когда остановиться и вернуться в свои зоны комфорта, если ситуация станет слишком сложной, и будет поощрять ребенка повторить попытки только тогда, когда ребенок будет к этому готов.

Заботливый взрослый также будет понимать и способствовать формированию самосострадания (бережного отношения к себе), если поведение ребенка не является функциональным. Достаточно хорошие заботящиеся взрослые также устанавливают ограничения на поведение ребенка, помогая детям справляться с фрустрацией и учиться саморегуляции. И последнее, но не менее важное: такой взрослый человек будет сам обладать хорошими навыками отношений и заботы о себе и, таким образом, будет являться для ребенка ролевой моделью в отношении обоих этих навыков.

Важно подчеркнуть, что достаточно хороший заботящийся взрослый посредством прямого или заместительного вмешательства, помогает ребенку приобрести внешние поведенческие/реляционные навыки и способности внутренней регуляции. Хотя этот процесс частично преднамеренный, он в основном достигается неявно и в значительной степени является бессознательным.

Оба набора навыков интернализируются ребенком по мере его взросления и составляют центр будущего состояния взрослого. Это состояние взрослого, когда оно будет развито, будет состоять из двух наборов способностей: связанные с внешним поведением, которые мы можем назвать «внешним взрослым», и те, которые связаны с внутренней регуляцией, которые мы можем назвать «внутренним взрослым».
Два типа нарушений в развитии состояния взрослого
То, что я только что описал, можно считать оптимальной ситуацией. Но что будет, если у ребенка нет достаточно хорошего заботящегося взрослого? Мы можем рассмотреть два различных типа результатов, в зависимости от характеристик заботящихся взрослых и позиции, которую ребенок был вынужден принять:

1. Дети, у которых не было возможности учиться и усваивать либо хорошие внешние поведенческие/ реляционные навыки, либо адекватные способности к внутренней регуляции. Во взрослом возрасте им не хватает навыков «внешнего взрослого», а также функциональных возможностей «внутреннего взрослого», и они демонстрируют слабые состояния взрослого и высоко реактивные детские состояния.
2. Дети, которые научились вести себя внешне, как взрослые, но не выработали внутренних стратегий.

Они справились с этой задачей, подавляя свои внутренние потребности и эмоции. Став взрослыми, они будут проявлять функциональные «внешние» состояния взрослого, но будут оторваны или будут противостоять своему состоянию внутреннего ребенка. Мы можем считать, что им не хватает «внутреннего» взрослого, способного справиться со своим внутренним миром.

Давайте теперь подробнее рассмотрим эти два типа:
Взрослые со слабыми состояниями взрослого и высоко реактивными состояниями ребенка
Мы можем предположить, что в детстве им не хватало со-регуляции, что стало причиной плохо развитых навыков саморегуляции. Это часто связано с отсутствием заботящегося взрослого, или присутствием пренебрегающего ими или склонного к насилию взрослого; во многих случаях у этих детей могли быть родители с реактивными, детскими состояниями.

Эти взрослые не в состоянии помочь своим детям регулировать эмоции и не могут служить хорошими моделями саморегуляции. Отсутствующие, небрежные или проявляющие насильственные действия по отношению к ребенку взрослые активно изучались в психологии.

В последние годы все чаще отмечается, что такой поведенческий паттерн характерен для детей, которые росли с чрезмерно опекающими их родителями, которые не смогли установить четкие границы, родители, которые не устанавливают соответствующие ограничения. Такие заботящиеся взрослые реагируют на эмоциональные состояния своих детей
Взрослые со слабыми состояниями взрослого и высоко реактивными состояниями ребенка
Мы можем предположить, что в детстве им не хватало со-регуляции, что стало причиной плохо развитых навыков саморегуляции. Это часто связано с отсутствием заботящегося взрослого, или присутствием пренебрегающего ими или склонного к насилию взрослого; во многих случаях у этих детей могли быть родители с реактивными, детскими состояниями.

Эти взрослые не в состоянии помочь своим детям регулировать эмоции и не могут служить хорошими моделями саморегуляции. Отсутствующие, небрежные или проявляющие насильственные действия по отношению к ребенку взрослые активно изучались в психологии.

В последние годы все чаще отмечается, что такой поведенческий паттерн характерен для детей, которые росли с чрезмерно опекающими их родителями, которые не смогли установить четкие границы, родители, которые не устанавливают соответствующие ограничения. Такие заботящиеся взрослые реагируют на эмоциональные состояния своих детей и решают за них все возникающие проблемы, вместо того, чтобы позволить детям сталкиваться с этими проблемами и постепенно развивать свои собственные копинг-навыки и навыки саморегуляции. Эти родители также, как правило, не могут установить границы для своих детей, часто уступая всем их требованиям.

Установление здоровых границ является важным компонентом правильного воспитания: ограничения определяют границу между простым выбором и вещами, которые дети не хотят делать, например, ложиться спать, перестать смотреть телевизор, есть меньше сахара и т.д.

Они помогают детям научиться подавлять поведение и саморегулироваться, когда их желания не удовлетворяются. Такие границы также необходимы для того, чтобы помочь им сталкиваться с проблемами, выходить из зоны комфорта и осваивать новые навыки преодоления трудностей. Установление границ связано с системой социального ранжирования, а также с системой привязанности, и со многим другим.

Взрослые, которые не устанавливают должным образом ограничения нарушают функционирование системы социального ранжирования детей. В результате такие дети часто занимают доминирующие или субмиссивные (подчиняющиеся) позиции. Это, в свою очередь, мешает им развивать как навыки справляться с внешними ситуациями, так и навыки внутренней регуляции, и такие дети становятся очень реактивными.

Чрезмерная защита детей препятствует их способности к саморегуляции.

Такие дети часто вырастают во взрослых с детскими состояниями, с сохранением такой же гиперактивности, тревожности, импульсивности, требовательного и/или гневливого поведения, которое у них было в детстве и которое, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, могло быть полезной стратегией. У них отсутствует или наблюдается дефицит как внешних, так и у внутренних копинг-стратегий взрослого человека. Их гнев часто направлен на их фигуры привязанности за то, что они не решают их проблемы. Он также может быть направлен на других взрослых, особенно близких людей.

В тех случаях, когда это отсутствие установления границ было выраженным, эти взрослые с детскими состояниями могут занимать резко выраженное оборонительное или даже дезорганизованное поведение, такое же, какого мы можем ожидать от детей, переживших тяжелую травму. Здесь травматическим опытом было само отсутствие регуляции и границ, вследствие чего ребенок постоянно имел дело с собственной гиперактивацией, а не совместной регуляцией с присутствующим родителем.

Отсутствие или дефицит внутренних и внешних навыков приводит к низкому уровню исполнительного контроля в их состоянии взрослого. Их состояние взрослого неспособно поддерживать и успокаивать детские состояния, особенно в стрессовых межличностных ситуациях. Они испытывают трудности в управлении фрустрацией и эмоциями, в результате чего они часто демонстрируют реактивное, импульсивное и высокоэмоциональное (гневливое, требовательное, боязливое и т.д.) поведение. Мы все несем в себе детские состояния, которые активируются в разных ситуациях, но эти клиенты отличаются тем, что они кажутся постоянно функционирующими из этих детских состояний, которые захватывают и побеждают их более взрослые рефлексивные состояния, как только повышается стресс или эмоциональная активация. Это называются «слабыми состояниями взрослого».

Такие клиенты, как правило, имеют выраженную симптоматику и имеют конфликтные отношения, поскольку во взрослых отношениях они обычно реагируют из своих детских состояний, и проявляют себя как злые/склонные к гневу, требовательные, обиженные, тревожные и т.д. С точки зрения привязанности, они демонстрируют более тревожно-резистентные стратегии.

Взрослые со слабыми состояниями взрослого, как правило, склонны иметь конфликтные отношения.
Взрослые с «внешними» взрослыми состояниями, которые отсоединены от своих внутренних детских состояний
Мы часто обнаруживаем, что в детстве взрослые с внешне выраженными состояниями взрослого были вынуждены брать на себя ответственность в слишком раннем возрасте. Возможно, у них были физически или эмоционально отсутствующие родители, или заботящиеся взрослые были требовательными и критикующими, или дети просто испытывали стресс, были перегружены или их внимание было направлено на какую-то другую проблему, например на проблемного брата или сестру. Эти дети были вынуждены зависеть от себя самих или сами заботиться о себе, физически или эмоционально. Иногда им даже, возможно, приходилось брать на себя ответственность за других детей или даже за взрослую фигуру привязанности, исполняя в своем окружении роль регулирующего фактора. Из-за этого они слишком долго находились в сложных зонах и, несмотря на развитие копинг-навыков , им не хватало внутренней регуляции и спокойствия, необходимых для усвоения этих навыков.

Вследствие необходимости вести себя по-взрослому преждевременно, то есть даже до того, как они смогли развить внутреннее спокойное эмоциональное состояние, которое могло бы это делать, они справились с требованиями к ним быть функциональными и эффективными, подавляя и игнорируя свою внутреннюю активацию. В детстве они, возможно, казались окружающим необычайно зрелыми или даже «идеальными детьми», опасающимися делать что-либо, что могло увеличить стресс или дисрегуляцию в окружении. Более того, такое поведение часто поощрялось, как в социальном плане, так и из-за достигавшихся положительных результатов. Похоронить эмоции могло быть для них способом оставаться функциональным, сосредоточенным на внешней задаче, которую необходимо было выполнить. За счет постоянного повторения, это становится шаблоном, паттерном поведения, и это отключение от своего внутреннего мира чувств и потребностей создает разрыв между внешними и внутренними навыками.

Будучи взрослыми, они, внешне, имеют прекрасные функциональные состояния взрослого, с высоким уровнем исполнительного контроля над открытым поведением, способным функционировать и выполнять обязанности взрослого в некоторых или в большинстве сфер деятельности. Они не реагируют из эмоциональных состояний и, наоборот, кажутся ответственными, трудолюбивыми и контролирующими свои эмоции. Но, не имея внутренней регуляции, они часто бывают очень требовательными к себе, самокритичными, могут быть сверх-достигаторами и/или прокрастинаторами. Это происходит потому, что они компенсируют отсутствие у них внутренней регуляции путем развития сильного внешнего поведения взрослых, но это поведение не является результатом деятельности внутреннего гармоничного состояния взрослого. И может показаться, что они действительно работают над тем, чтобы быть взрослыми, подавляют свои потребности и чувства, частично отсоединяются от своего внутреннего мир и/или бывают очень суровыми и критичными по отношению к себе. Можно считать, что у них развились функциональные «внешние взрослые», но не развились здоровые «внутренние взрослые».

В результате, поведение таких людей часто является ригидным, слегка нарочитым и преувеличенным, лишенным гибкости и сострадания к себе. Иногда оно может даже напоминать карикатуру или преувеличенную версию поведения взрослого человека. Подобно тому, как в детстве они старались быть «идеальным ребенком», будучи взрослыми, они могут брать на себя слишком много обязанностей, заботясь или беря на себя ответственность за других, не принимая в расчет собственные потребности. Эта черта может появиться в любой сфере, что делает их «идеальными работниками» или «совершенным зятем», так как они делают то, что нужно сделать, но часто это дается им за счет расходования очень больших личных (эмоциональных и энергетических) ресурсов. Тем не менее, они часто автономны и не обращаются за внешней помощью.

Действовать внешне как взрослый, не обладая необходимым для этого внутренним спокойствием, зачастую очень энергозатратно, и это может приводить к истощению. «Усталый заботящийся взрослый» является частным примером такой ситуации. Усталыми заботящимися взрослыми являются родители, которые выполняют свои родительские обязанности, но не получают от этого удовольствия и постоянно устают и испытывают стресс. Хотя они могут иметь некоторые черты, которые способствовали бы развитию безопасной привязанности, им не хватает
важнейшего аспекта, «удовольствия и наслаждения», которые, по словам Боулби, согласно Отчету ВОЗ 1951 года, так необходимы для формирования безопасной привязанности. Но описанные черты не ограничиваются воспитанием детей и могут проявиться в любой сфере: например, люди функционируют как внешние взрослые на работе.

В отсутствие внутренней регуляции, у них часто формируются контрпродуктивные и компульсивные или аддиктивные (связанные с формированием зависимостей) стратегии регуляции, такие как курение, употребление алкоголя, просмотр телевизора до поздней ночи или нездоровый режим сна или питания. Они могут переключиться с ощущения, что они способны сделать все, на чувство, что они не способны справляться ни с чем вообще, и поведение может варьировать от выполнения очень тяжелой и трудной работы до прокрастинации. Они часто становятся контр-фобическими: отрицают свою внутреннюю тревогу и действуют против своих страхов. Они привыкают к функционированию на высоких уровнях активации или даже нуждаются в таких уровнях, чтобы нормально функционировать. Трудности с пониманием своих границ и пределов и саморегуляции в некоторых случаях могут привести к развитию заболеваний что, в свою очередь, может быть своеобразной наградой; потому что они иногда могут нуждаться в социально приемлемой болезни, чтобы позволить себе остановиться и отдохнуть. В других случаях они могут по той же причине играть роль жертвы или преувеличивать физические недуги.

Они также могут переключиться с того, чтобы быть чрезвычайно полезными, на жалобы о том, что дают гораздо больше, чем получают. Иногда они могут проявлять гнев по отношению к другим за то, что их не ценят, не заботятся или не помогают, хотя часто это отражает их собственную неспособность просить и принимать помощь или привязанность от других, что играет главную роль в формировании проблемы. Это также естественное последствие детского, идеализированного, ожидания реакции других людей: ожидание, что их будут хвалить за их тяжелую работу, но неспособность принять из состояния взрослого тот положительный аффект, которые они не получили, будучи детьми.

Этих клиентов сложнее идентифицировать, чем предыдущий тип, из-за их высокого исполнительного контроля и их высокого уровня функционирования. Сами клиенты не знают о своих трудностях и убеждены, что они действуют из состояния взрослого. Часто их терапевты также попадают в ту же самую ловушку, считая, что их поведение нормально в их ситуации, и именно так должны вести себя взрослые, и внутренние трудности этих клиентов не распознаются.

Процитируем одного из моих бывших пациентов, который был также и моим коллегой: «Эта моя внутренняя девочка настолько хорошо умеет притворяться взрослой, что большую часть времени она обманывает даже меня!»
Поддержание состояний взрослых после их формирования
Итак, теперь у нас есть эти два сценария, в которых гармоничное развитие состояния взрослого было нарушено. Существуют различные препятствия для спонтанного обратного развития ситуации:
Взрослые отношения не могут удовлетворить эмоциональный дефицит, существовавший в детстве, если они не выражены взрослыми способами.
Отношения между взрослыми никогда не могут соответствовать тому уровню заботы, принятия на себя обязанностей и безусловной любви и поддержки, которые дети в идеале получают от своих заботящихся взрослых. На самом деле, подобные взрослые отношения были бы патологическими. Взрослые отношения, какими бы здоровыми они ни были, не могут удовлетворить неудовлетворенные потребности и ожидания ребенка, если отсутствует состояние взрослого, играющее роль посредника между внутренними потребностями и внешним миром отношений.

Чтобы это произошло, важно понимать критическую разницу между реакцией человека из состояния своего ребенка и ответом из состояния взрослого. Реакция из состояния ребенка подпитывается в большей степени страхами ребенка, нежели потребностями ребенка. Страхи ребенка могут быть разными: «Если я буду заботиться о себе, меня не будут любить», «Если я не буду идеальным, меня бросят», «Если я не эффективен и не буду хорошо работать, меня не будут уважать», и так далее. При отсутствии внутренней взрослой регуляции активация этих страхов подпитывает «внешнее» поведение взрослых, приводя к функционированию из состояния защиты, а не из состояния рефлексии, и человек реагирует, а не отвечает на внешнюю ситуацию.

Существует разница между защитной реакцией из детского состояния страха и нахождением в контакте с потребностями этого ребенка, и, ответом на ситуацию из более взрослого и рефлексивного состояния. Первый вариант обычно приводит к конфликту с другими. С другой стороны, взрослый человек, соприкасающийся с потребностями своего внутреннего ребенка, способен выражать эти потребности по-взрослому, смягчив ответ взрослым пониманием того, что реально возможно с точки зрения удовлетворения этих потребностей. Взрослый реагирует из состояния осознания своих неудовлетворенных потребностей ребенка, а не под диктовку страхов ребенка.
Состояния взрослого, ожидающие идеальных ответов от других
Когда детские страхи активируются, проявляющееся поведение направлено на то, чтобы вызвать идеализированный ответ от другого взрослого, ответ, который, на самом деле, не произошел в детстве. Конечно, эти ожидания снова разбиты. Такая динамика нормальна в вертикальных, взрослых отношениях между детьми, но не в горизонтальных отношениях между взрослыми. Все, что способен сделать «другой» взрослый, неизбежно не будет соответствовать ожиданиям состояния ребенка. Эта ситуация часто может служить другой психологической цели. Ожидая, что другие отреагируют сейчас, так, как должны были реагировать их заботящиеся взрослые в детстве, когда они были ребенком, позволяет им отвергнуть то, что уже случилось (и поэтому не может быть изменено). Как будто внутренний ребенок все еще ждет, когда все развернется по-другому, не так, как было на самом деле. Ребенок не принимает детство, которое у них было, и, скорее, чувствует, что не все потеряно, потому что все может на этот раз пойти по-другому. Такие нереалистичные ожидания обычно обрекают взрослые отношения на провал.

Опыт того, что ожидания удовлетворения этих детских потребностей разбиваются во взрослых отношениях, часто приводит к бесполезному выводу: человек думает, что он должен вырасти из этих потребностей, заключая для себя, что «Лучше ни в ком не нуждаться и ни от кого не зависеть». Однако этот вывод представляет собой переход от тревожных стратегий к избегающим. Возможно, они хорошо служили в прошлом, но не являются безопасными стратегиями привязанности взрослых. Они заставляют индивида отказывать себе в универсальных человеческих потребностях, таких как быть любимым, получать заботу или признание от значимых других людей, и это еще больше разъединяет их с их внутренним миром.
Эти состояния были очень успешными и получают подкрепление
Общество часто поощряет такие стратегии, и это не приводит к успеху. В краткосрочной перспективе они, как правило, успешны и поэтому часто получают подкрепление. Это особенно верно для внешних состояний взрослого, демонстрирующих трудолюбие, высокий уровень ответственности и чрезмерную заботу о других; это легко увидеть почему такие черты в клиенте вознаграждаются. Негативные последствия проявляются медленнее.

Более того, слабые состояния взрослого действительно имеют успех только в краткосрочной перспективе. И поскольку у человека отсутствуют более функциональные копинг-стратегии, они не собираются менять свои старые стратегии, единственные доступные для них.

Приобретение и/или укрепление новых стратегий, требует активизации внутреннего состояния взрослого.
Только через спокойное и рефлексивное состояние взрослого человека человек может искать новые и более гибкие способы удовлетворения своих потребностей.
Помощь клиентам в развитии внутреннего состояния взрослого
Значительная часть того, что терапевты делают в психотерапии – это помощь в развитии и укреплении у наших клиентов сбалансированных состояний взрослого. Это, в некотором смысле, то, что мы делаем всякий раз, когда мы рассказываем о заботе о себе, самоуспокоении без избегания, способности справляться с трудностями (копинг-стратегии), воспитание сострадательного видения себя и истории собственной жизни, уменьшение конфликтов и так далее. Многие из вмешательств Фазы 2 могут пониматься именно так, хотя мы, возможно, не делаем этого явно. В то же время переработка и интеграция травматических или недостающих опытов способствует укреплению состояния взрослого. Но и наоборот: укрепление состояний взрослого помогает перерабатывать и интегрировать травматические события. Таким образом, существуют убедительные аргументы в пользу проведения мероприятий Фазы 2, которые помогают развивать и укреплять состояния взрослого.

Важно подчеркнуть, что состояние взрослого не является постоянным состоянием. Никто не может быть постоянно в этом состоянии и действовать соответствующим образом. Но почти каждый человек, достигший хронологически возраста взрослого, может в какой-то мере периодически демонстрировать навыки взрослого. И, к счастью, некоторые взрослые могут функционировать из этого состояния большую часть времени. Также важно признать, что, вероятно, все (или, по крайней мере, большинство) хронологических взрослых имеют состояние взрослого, внешнее и/или внутреннее, хотя оно может не всегда проявляться. Имеет значение частота, с которой это состояние проявляется у наших клиентов. Если это происходит редко, мы должны помочь укреплять/развивать состояние взрослого. И мы можем сделать это разными способами:

  • Во время совместной работы терапевта и клиента, важно, чтобы терапия обеспечивала психообразование, с предоставлением информации о том, каковы важнейшие аспекты сбалансированного («взаимосвязанного») и здорового состояния взрослого. Это поможет клиентам иметь более реалистичные ожидания относительно себя и других, что является одной из характеристик здорового взрослого человека. Очень важно не преуменьшать значение психообразования как терапевтического инструмента. Это позволяет человеку освоить новые навыки, но также помогает им понять, зачем эти навыки необходимы, и это дает клиентам мотивацию для изменений. Кроме того, предоставление информации, которая помогает клиентам понять корни своих трудностей, обладает успокаивающим и регулирующим эффектом, способствующим формированию сострадательного отношения к себе.
  • Как только клиенты понимают, какие типы поведения связано со сбалансированным состоянием взрослого, это важно помочь им замечать, когда они проявляют такое поведение по отношению к себе или другие, как во время сеансов терапии, так и когда они рассказывают о жизненном опыте. По мере увеличения осознанности, мы можем усилить эти модели поведения или инсталлировать их с помощью стандартной методики инсталляции ресурса (RDI). Оригинальные скрипты RDI Эндрю Лидса можно скачать по адресу: Free Downloads Andrew M. Лидс Ph.D. (andrewleeds.net).
  • В дополнение к укреплению и инсталляции навыков, которыми они уже обладают, мы можем помочь обучением клиента взрослым копинг-навыкам, особенно тем, которых клиенту не хватает. Эти новые навыки, после усвоения, также можгу быть инсталлированы с помощью стандартной техники RDI, помогающей их интернализации.
  • Мы можем непосредственно установить внутреннее состояние взрослого с помощью протокола RDI, который я подробно опишу в следующем разделе. Но использование этого протокола без предварительного психообразования и предоставления информации о том, что это состояние означает, не даст максимального эффекта: это может помочь временно успокоить нашего клиента, но не облегчит развитие сбалансированного состояния взрослого.
RDI: Состояние взрослого
Хотя оба описанных типа пациентов получат пользу от работы с внутренним взрослым, в случаях с клиентами со слабыми взрослыми состояниями, с низко развитым исполнительным контролем, удобно работать с саморегуляцией, разрешением конфликтов и другими методами Фазы 2, прежде чем непосредственно использовать инсталляцию состояния взрослого. Эти методы дадут им навыки, которые впоследствии могут быть интегрированы в состояние взрослого. Инсталляция определенных навыков с помощью RDI очень полезна. Попытка инсталляции состояния взрослого до того, как клиенты усвоили эти навыки, иногда может иметь неприятные последствия, так как клиент воспринимает состояние взрослого как недостижимое. Клиенты с внешними взрослыми состояниями, с другой стороны, часто получают пользу от этих видов вмешательств раньше, потому что сбалансированное состояние взрослого помогает им ослабить контроль, смягчить негибкое и эгоистичное поведение и помогает им создать здоровое внутреннее состояние взрослого.

В общих чертах, работа с состоянием взрослого безопаснее, чем работа с детскими состояниями. Детские состояния часто связаны с воспоминаниями и дисрегуляцией, в то время как состояние взрослого больше связано с настоящими и будущими шаблонами и более высокими уровнями регуляции. Мы обнаружили, что очень полезно укрепить состояние взрослого перед началом работы с внутренним ребенком, особенно в сложных случаях с более серьезной детской травмой или отсутствия регуляции. В любом из этих сложных случаев работа с внутренним взрослым и укрепление этого состояния очень полезно до начала работы с нарушенными детскими состояниями.
    Резюме по психообразованию
    Травматические переживания мешают развитию, а иногда даже созреванию нервной системы. Они могут препятствовать развитию здорового состояния взрослого, как внутреннего, так и внешнего. Есть две группы пациентов, которым будет полезна инсталляция состояния взрослого:

    1. Клиенты, которые из-за отсутствия регуляции или отсутствия границ имеют очень активные (например, очень эмоциональные, реактивные, импульсивные) детские части одновременно с очень слабыми взрослыми состояниями, которые не могут поддерживать и успокаивать эти детские части. Эти клиенты действуют очень реактивно и эмоционально. С точки зрения привязанности, они чаще используют тревожно-резистентные стратегии.

    2. Клиенты, которые должны были заботиться о себе или других, и поэтому были вынуждены вести себя как взрослые внешне, не имея полноценно развитых внутренних навыков взрослого. Эти клиенты часто имеют «внешние взрослые» состояния, которые не имеют контакта с их детскими состояниями. Эти внешние состояния взрослого могут расцениваться как детские или подростковые части, которые функционируют как взрослые. Это дорого обходится человеку из-за накопления усталости, гнева, грусти, боли и одиночества. За счет этих чувств происходит соединение с детскими страхами. С точки зрения привязанности, клиенты с внешним состоянием взрослого переключаются с тревожных на избегающие стратегии. Они также могут внешне демонстрировать тревожное поведение, но выбирать избегающие стратегии по отношению к своему внутреннему миру.

    Состояние взрослого (СВ) имеет способность действовать как взрослый и внешне, и внутренне, и поэтому способно:

    • На самоуспокоение и саморегуляцию. Успокаивать других и со-регулироваться. Быть открытым для успокоения и регуляции другими людьми.
    • Быть в контакте со своими потребностями и эмпатично реагировать на потребности других. Быть в соединении со своими эмоциями, не будучи переполненными (перегруженными) ими. Настраиваться на эмоции других, не переполняясь ими и не избегая их.
    • Видеть и понимать состояния/потребности ребенка в себе и в других. Не действовать под давлением страхов ребенка. Быть сострадательным к другим и к себе. Быть реалистичны в отношении того, чего ожидать от себя и других.
    • Быть в состоянии давать силы себе и другим. Получать подкрепление и позитивный аффект от других. Просить о помощи и заботе и быть способным принимать и то, и другое
    • Устанавливать здоровые границы для себя и других. Избегать контр-фобического поведения, усталости, гнева или боли.
    • Понимать и признавать ошибки, извиняться и исправлять разрывы в отношениях.
    Очень важно подчеркнуть, что состояние взрослого не является постоянным состоянием. Ни у кого нет всех описанных черт, и никто не действует таким образом постоянно. Это невозможно. Но почти каждый хронологический взрослый может иногда проявлять некоторые из этих черт. Поэтому пункты из приведенного выше списка должны рассматриваться как способности, признаки, которые указывают, когда внутреннее состояние взрослого активно и включен исполнительный контроль, а не считаться всесторонним описанием внутреннего взрослого. Помощь клиентам в том, чтобы заметить эти способности, когда они рассказывают о недавнем их проявлении или когда они продемонстрировали эти способности во время сессии, имеет важнейшее значение. Подкрепление и инсталляция таких моментов поможет сделать их более частыми и укрепит состояние взрослого.
      Этапы инсталляции состояния взрослого
      • Через психообразование помогите клиенту понять, что такое состояние взрослого и как он может распознавать его основные характеристики. Помогите им понять, что это непостоянное состояние, которое характеризуется осознанностью и типами поведения, перечисленными выше. Важно подчеркнуть, что у каждого есть состояние взрослого, хотя оно может проявляться нечасто или не иметь большого исполнительного контроля над поведением, явным или скрытым. В сложных случаях не следует пытаться зачитать полный список этих видов поведения вашему клиенту, так как это может заставить их чувствовать себя даже хуже, как будто они «недостаточно хороши» или «недостаточно взрослые» и создать некое идеализированное видение того, что значит быть взрослым. В идеале список характеристик взрослого лучше доводить до осознания клиента постепенно, через вмешательства «в моменте» или через рефлексивные практики во время курса терапии, выявляя, подкрепляя и инсталлируя их всякий раз, когда это возможно.
      • Попросите клиента закрыть глаза и:

        • Представить себе их состояние взрослого: каков их пол, возраст, как они одеты? Какова поза, выражение лица? Позвольте клиенту подключиться к этому состоянию; следите за невербальными сигналами, которые указывают на то, что они соединяются с этим состоянием.
        • Скажите клиенту, что у его взрослого состояния есть сообщение для него, которое может быть доставлено с помощью слов, а также через образ, словесное выражение, чувство и т.д. Попросите их сосредоточиться и посмотреть, какое сообщение передает ему его состояние взрослого и попросите клиента изложить это послание в словах.
        • Как только человек получает сообщение (часто это сообщение «будь спокоен»), «у вас хорошо получается» или другие положительные сообщения), сделайте короткие сеты билатеральной стимуляции (BLS) по типу инсталляции.
        • Соедините сообщение от СВ с чувствами клиента, телесными ощущениями и образами, которые возникают у клиента. Обращайте внимание на жесты, которые указывают на интеграцию (рука, идущая к груди, расслабление тела, выражение лица, ...). Используйте короткие сеты BLS, когда появляется новый материал (изменения).
        • Если возникают негативные эмоции или другие трудности (например, трудности с воображением), сосредоточьтесь на этих возникающих трудностях и используйте BLS. Трудности обычно уменьшаются и можно возобновить инсталляцию. Если разрешения трудностей не происходит, вы можете, по крайней мере, инсталлировать уменьшение этих трудностей («обратите внимание, что теперь, когда вы думаете об этом взрослом, уже не возникает негативных ощущений/эмоций»). Это обычно помогает и подготавливает почву для будущих сессий, когда вы сможете работать более глубоко и установите СВ. Другим вариантом на этом этапе является определение способности или навыка человеку приближаться к своему внутреннему взрослому (спокойствие, чувство юмора, и т.д.) и использовать RDI для установки этого конкретного навыка.
        • Комментарий и закрытие: Что вы получили от этого упражнения? Ответ, если положительный, может быть также инсталлирован с помощью короткого сета BLS.
      *Не используйте этот протокол RDI при диссоциативном расстройстве личности (ДРЛ, DID или у клиентов с выраженными признаками диссоциации). У таких клиентов он может вызвать внутренний дисбаланс. В любом случае, у клиентов с выраженной диссоциацией он более безопасен для работы с внутренним взрослым, чем с внутренними состояниями ребенка.
        Продолжение работы на более поздних этапах
        Всякий раз, когда клиенты проявляют некоторые черты, которые могут быть признаками когезивного (сбалансированного) поведения взрослых, особенно если эти черты являются новыми для них, очень интересно инсталлировать эти черты с помощью RDI протокола для EMDR (Лидс, 1998 год; Korn & Leeds 2002). Оригинальные сценарии RDI Эндрю Лидса можно загрузить по ссылке: Бесплатные загрузки | Эндрю М. Лидс Ph.D. (andrewleeds.net).

        Если протокол RDI Внутренний Взрослый уже использовался, эти установленные модели поведения/чувства могут быть добавлены к состоянию взрослого («Теперь я хочу, чтобы ты увидел своего взрослого, наделенного этим ресурсом...»). Это расширяет навыки взрослого и интегрирует их. Как и в протоколе Спокойное / Безопасное место, тем чаще обращаться к состоянию взрослого, тем легче клиенту будет соединиться с этим состоянием.

        Состояние взрослого, после инсталляции, может быть использовано в будущих шаблонах ситуаций, которые потенциально являются конфликтными для клиентов. Легче установить состояние взрослого в спокойной обстановке и позже обратиться к нему, чтобы справиться со стрессовой и конфликтной ситуацией, усиливая поведение взрослого в этой будущей обстановке.

        Состояние взрослого также может быть использовано для сопровождения состояний ребенка при переработке особенно тяжелых воспоминаний. К взрослым состояниям также можно обращаться для управления детскими состояниями во время работы с частями.

        Как только наш клиент поймет характеристики состояния взрослого, мы можем помочь ему понять что произошло в их жизни и привело к тому, что у них не развились те черты, которых им не хватало.

        Изучение ситуации, в которой клиент научился вести себя или не вести себя определенным образом, будет выявлять новые мишени для переработки, которые другими способами выявить бы не удалось. Эти новые ситуации теперь могут быть десенсибилизированы и переработаны с помощью стандартного протокола.

          Доктор Арун Мансухани является клиническим психологом и сексологом. Он является Аккредитованным старшим консультантом и фасилитатором EMDR Европа. В настоящее время он является директором Centro de Regulación Emocional в Малаге, возглавляя команду психологов, работающих с травмой и привязанностью.

          Источник
          : Терапия EMDR, ежеквартальный выпуск (emdrassociation.org.uk)
          Читайте также
          Подпишись на рассылку
          Если вы хотите получать информацию о наших мероприятиях, семинарах, групповых супервизиях, подпишитесь на рассылку.
          Made on
          Tilda